Азиатское Оружие Антикварное оружие Антикварное Оружие

Турецкий ятаган.

Одним из сильнейших противников европейской сабли в рукопашном бою, несомненно, был турецкий ятаган. Это колоритное оружие с рукоятью из берцовой кости и обратновыгнутым клинком запоминается всякому, кто хоть раз его видел. Оно считается настоящим символом Османской империи: корпус янычаров — оплот престола и гроза неверных — вооружался именно этими клинками. Правда, стоит помнить, что янычары, во всяком случае в лучшие годы существования корпуса, набирались из христианских детей, вывезенных с Балкан, Кавказа, с невольничьих рынков Крыма, да и Турция лишь отчасти может претендовать на роль прародины ятагана.

Если верить легенде, название этого клинка переводится как «укладывающий спать» — погружающий в вечный сон, но, скорее всего, это лишь красивое допущение, вероятнее, оно восходит к общетюркскому корню, означающему клинок или боевую часть копья. Другая расхожая легенда касается возникновения ятагана. Согласно ей, пешая гвардия султана — янычары — отличалась столь буйным нравом, что в XVI в. Мурад III, Повелитель правоверных, желая оградить мирное население от кровавых выходок своих любимцев, запретил им носить в городе привычные сабли, оставив в качестве оружия самообороны длинные боевые ножи бичаки и ханджары. Однако своенравные янычары, неудовлетворенные таким решением, начали требовать от кузнецов делать клинки ножей длиннее и придавать им характерный изгиб. Обычная длина ятагана достигала 80 см, при длине клинка около 65 см. Оружие получилось легким, всего лишь порядка 800 г, и потому очень маневренным и скоростным. Вскоре же выяснилось, что в уличных схватках новое оружие оказалось эффективней киличей и шамши-ров.

Легенда красивая, но, поглядев на само оружие, легко заметить, что в нем угадываются черты как египетского кхопеша, так и греческой (в частности македонской, т. е. балканской) махайры. Обратный изгиб роднит это оружие и с непальским кукри, так что у новорожденного имелись далекие и близкие родичи. Но все же при этом ятаган обладал и обладает рядом особенностей: его клинок не имеет расширения в последней трети, как у прочих клинков в форме «соколиного крыла», к тому же он делает еще один небольшой из-гиб, приобретая тем самым вид очень растянутой латинской буквы S. Это делало острие параллельным рукояти и близким к проходящей через нее центральной линии. Подобное нововведение дало ятагану неоспоримое преимущество: не слишком потеряв в мощи рубящего удара, он получил возможность наносить колотые раны. Используя форму клинка, янычары, с детских лет обучавшиеся владению оружием, при одном попадании наносили сразу два ранения. Фехтование таким клинком предусматривало отбивы как лезвием клинка, так и его обухом. Обратный же изгиб его, удерживая клинок противника и не давая ему соскользнуть, мешал европейским воинам, как правило, вооруженным саблей, мечом или же палашом, использовать привычную технику боя. Кроме того, ятаган можно было метать, правда, не слишком далеко, но метрах на пяти-восьми таким броском вполне можно было поразить противника.

Рукоять, составляющая одну из особенностей ятагана, тоже очень функциональна. Изначально она действительно изготавливалась из берцовой кости животных, обычно коров.

Позднее ее стали делать из дерева, металла и слоновой кости, но характерная «ушастая» форма, тем не менее, осталась. Подобно кавказской шашке, ятаган не имел крестовины и рукоять примерно на четверть была закрыта ножнами, что хранило клинок от сырости, особенно в таком слабом месте. Форма рукояти не случайна, она своеобразным крюком обхватывала сжимающую ятаган руку, не давая оружию при ударе вывернуться из пальцев. Разумная предосторожность, поскольку ударная нагрузка на оружие таких параметров, а соответственно и на руку, при сильном разрубающем ударе, особенно твердых предметов, очень велика.

Стоит ли удивляться, что к XVII–XVIII вв. популярность ятаганов на Востоке, а также в покоренных Османской империей землях была очень велика. Хотя в Европе их продолжали считать воплощением турецкого коварства, и потому — опасаться и гордо презирать. Совсем иная картина сложилась на родине этого оружия. Здесь клинки ятаганов ковались из прекрасной стали и украшались золотыми арабесками с именем хозяина и его титулом. Дошедший до наших дней клинок султана Сулеймана Великолепного поражает тех, кто его видит, тонкостью и изяществом отделки, а также совершенством формы.

Но все же век ятагана был отмерен. В 1826 г., после очередного мятежа, корпус янычаров, давно уже превратившихся из надежной опоры трона в хищную свору, готовую в мгновение ока сбросить любого неугодного им султана, был разгромлен и упразднен. Вместе с ним ушел с полей сражений ятаган, уступив место в новом турецком войске (по иронии судьбы, именно так и переводилось само наименование «янычар») саблям и шашкам и заняв позиции в музейных витринах и антикварных лавках.